RSS

Антитеррор

ФСБ России объявляет конкурс

Центром общественных связей УПС ФСБ России объявляется проведение конкурса ФСБ России на лучшие произведения литературы и искусства о деятельности органов федеральной службы безопасности 2015 года. Конкурс проводится по следующим номинациям:

  • «телевизионные и радиопрограммы» (документальные фильмы и телепрограммы, циклы теле и радиопередач);
  • «художественная литература и журналистика» (проза, поэзия, очерки, репортажи);
  • «музыкальное искусство» (профессиональная и авторская песня, концертные программы творческих коллективов - отмечаются исполнители, авторы стихов и музыки);
  • «кино- и телефильмы» (режиссерская работа в игровом кино);
  • «актерская работа» (актерское мастерство в игровом кино);
  • «изобразительное искусство» (живопись, скульптура, графика, монументальные и оформительские работы).

На конкурс предоставляются произведения литературы и искусства о деятельности органов безопасности, созданные в 2014-2015 годах.

Порядок оформления заявок размещен на официальном сайте ФСБ России в сети Интернет. Прием заявок на участие в конкурсе заканчивается 1 октября 2015 года. Итоги конкурса будут подведены в ноябре-декабре 2015 года.

Заявки на участие в конкурсе могут быть поданы как самими авторами, так и с их согласия, издательствами, редакциями, кино- и телекомпаниями (студиями), творческими союзами, общественными организациями, другими физическими и юридическими лицами, в т.ч. органами безопасности и пограничными органами ФСБ России.

Телефон недоверия | Детские шалости грозят недетскими проблемами и даже тюрьмой

За 2014 год в полицию и ФСБ поступило свыше 500 звонков с заведомо ложными сообщениями о заложенных бомбах - и это статистика только по Москве и Московской области. Каждый такой звонок приводит к жуткому переполоху и огромным материальным убыткам. Ведь учитывая серьезность угроз, ни одна из них не остается без внимания. По тревоге поднимаются все оперативные службы, проводится эвакуация, обследуется каждый уголок потенциально опасного здания. И пока экстренные службы заняты поиском несуществующего взрывного устройства и автора ложного сообщения, они могут понадобиться там, где есть реальная угроза терроризма, другого опасного преступления или чрезвычайного происшествия.

Именно поэтому и ответственность для телефонных хулиганов ужесточается. Шутки кончились — теперь за ложное сообщение о готовящемся теракте грозит штраф до миллиона рублей и лишение свободы на срок до пяти лет.

Дети и подростки заведомо ложными сообщениями о терактах срывают уроки. Брошенные невесты и женихи таким способом портят свадьбы своим обидчикам. Не вполне здоровые бабушки-дедушки надеются приструнить шумных соседей благодаря визиту оперативников. А мошенники рассчитывают банально заработать, вымогая деньги за информацию о месте закладки взрывчатки. Каждая такая ситуация - бессмысленная и беспощадная история для злоумышленников.

Управление ФСБ по Москве и Московской области приводит несколько типичных случаев телефонного терроризма (некоторые обстоятельства произошедшего изменены в связи с необходимостью соблюдения тайны следствия).

Четыре раза за полгода о заложенных бомбах на Курском и Казанском вокзалах, а также в крупных торговых центрах Москвы информировал по телефону «112» 23-летний уроженец Таджикистана Рахманжон Мамаджонов. На потенциально опасных объектах проводилась эвакуация, это приводило к транспортному коллапсу и временному закрытию торговых комплексов, пока правоохранительные органы не убеждались в том, что опасности нет.

Мотив у молодого человека был банальный - хулиганские побуждения. Чтобы не обнаружить себя, телефонный террорист звонил с мобильника без SIM-карты. Однако имеющиеся технические возможности позволили оперативникам отследить телефонный аппарат и жилой дом, откуда осуществлялись вызовы. Найти хулигана оказалось не так уж сложно. Возбуждено уголовное дело.

31 мая с мобильного телефона на номер «112» поступило сообщение о готовящемся теракте в Московском метрополитене, а позднее с того же номера угрожали взорвать один из столичных банков. В обоих случаях тревога оказалась ложной. Владельцем телефонного номера, с которого поступали звонки, оказалась 40-летняя москвичка Оксана Фатеева. Однако звонил мужчина. Женщина не сообщила, кто это может быть, сославшись на 51-ю статью Конституции (право не свидетельствовать против себя и своих близких родственников). Однако Экспертное подразделение УФСБ по Москве и Московской области и без этого установило, что записанная на аудио устная речь исполнителя телефонного звонка принадлежит 17-летнему сыну Фатеевой Максиму.

Тот понял, что отнекиваться бесполезно и признался, что звонил с телефона матери в состоянии алкогольного опьянения, чтобы позабавиться. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

14 февраля на пульт «02» позвонил мужчина, сообщивший о заложенном взрывном устройстве в центральном офисе одного из мобильных операторов. Угроза не подтвердилась. Правоохранительные органы выяснили, что горе-«террористом» оказался 23-летний москвич Александр Клименко.

На допросе задержанный рассказал, что на его телефоном номере закончились деньги, он обратился в службу поддержки сотового оператора с требованием подключить услугу

«Обещанный платеж», но сотрудники колл-центра ему отказали. За это он в пьяном угаре и решил отомстить. Однако таким способом молодой человек наказал больше себя. Принимается решение о возбуждении уголовного дела.


В течение трех лет по электронной почте в ФСБ России, Следственный комитет и Генпрокуратуру пришли 48 похожих друг на друга анонимных писем с угрозами совершения терактов на станциях Московского метрополитена, на крупных столичных вокзалах, в университетах, торгово-развлекательных центрах и жилых домах Москвы и Подмосковья. Все угрозы оказались ложными. Автороведческие экспертизы анонимных писем компьютерщиками и криминалистами ФСБ показали, что автором всех 48 сообщений является один и тот же человек. Но поиск осложнялся тем, что он использовал специальные компьютерные программы, скрывающие идентификационные данные отправителя электронных писем.

Преступник был уверен в собственной безнаказанности. Но его сгубила жадность. Прокол случился, когда он захотел заработать на ложных угрозах совершения терактов. Сначала в одном из писем инкогнито потребовал 2 млн руб. за несовершение теракта в Угрешском монастыре в период посещения святыни патриархом Московским и Всея Руси. А затем злоумышленник взломал электронную почту своего знакомого и отправил с нее очередное письмо под именем владельца почты - на этот раз самому президенту России. Отправитель сообщил, что заминировал Кремль и потребовал $1 млн за несовершение взрывов. Затем телефонный террорист рассказал приятелю, к какому кипишу на Красной площади это привело, красочно расписал, какими последствиями это ему грозит, и предложил решить его неминуемые проблемы за 180 тыс. руб. Человек, которого так тупо подставили, обратился в ФСБ, поскольку знал, что преступление, которое угрожал совершить его товарищ под его именем, относится к компетенции органов безопасности.

При передаче денег под контролем сотрудников спецслужб вымогатель был взят с поличным и заключен под стражу. Им оказался уроженец города Иваново, фактически проживающий в подмосковном городе Дзержинском, 22-летний Дмитрий Пшеничников. Выяснилось, что он находился в федеральном розыске за присвоение чужого имущества, в течение последних трех лет нигде не работал, а жил за счет своих друзей. От них он, в частности, получал крупные суммы денег на лечение заболевания, которое инсценировал, подделав медицинские документы, а также на оплату учебы в вузе, хотя на самом деле он нигде не учился.

Примечательно, что Пшеничников не прекратил отправлять по электронной почте письма с угрозами совершить теракты даже после задержания. Несколько сообщений он выслал, находясь в следственном изоляторе. Оттуда же он засыпал жалобами Уполномоченного по правам человека и Следственный комитет, в которых писал о злоупотреблениях со стороны сотрудников правоохранительных органов. Следователи разобрались, что обвинения в адрес полицейских носили надуманный характер, не подтверждались конкретными фактами и свидетельствовали о намерениях затянуть следствие и избежать уголовной ответственности.

Только на суде Дмитрий Пшеничников признался, что действовал из хулиганских побуждений и в целях вымогательства денег. Общий ущерб от его противоправных действий превысил 15 млн руб. В-настоящее время преступник отбывает наказание в местах лишения свободы.

Тариф «Ложная тревога». Звонки по 100 000 руб.

«В связи с угрозой терроризма ни один звонок о заложенной бомбе не остается без внимания, - рассказывает оперативник Управления ФСБ по Москве и Московской области Владимир Логинов. - На место возможного происшествия выезжают полиция и спецслужбы, кинологи с собаками, саперы и взрывотехники ФСБ, специалисты МЧС, скорая помощь и другие экстренные службы. Материальный ущерб государства от каждого случая ложной тревоги составляет как минимум 100 тысяч рублей. Но это в случае, если телефонные террористы «минируют» школу, небольшой вуз или магазин, находящийся где-нибудь на отшибе, вдалеке от жилых домов. Если же мишенью телефонных злоумышленников становятся вокзалы, аэропорты, станции метро, крупные торгово-развлекательные комплексы, жилые дома и другие места массового скопления людей, то эвакуировать придется тысячи человек. В результате убытки могут составлять миллионы рублей, и львиную их долю понесет не государство, а коммерческие структуры и потребители их товаров или услуг».

Получается, что ущерб от 500 прошлогодних звонков телефонных террористов в Московском регионе составляет как минимум 50 млн. руб. И это только убытки одного региона. И только для государственных органов. Бизнес теряет больше.

Кто-то за это должен отвечать. И компенсировать убытки. Поэтому когда правоохранительные органы находят телефонных террористов, то им предъявляются обвинения не только по 207-й статье Уголовного кодекса «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», но и многомиллионные судебные иски от коммерческих структур с требованием компенсировать убытки, вызванные парализацией их работы.

ФСБ добивается того, чтобы перед судом предстали все, кто заведомо ложно сообщает об акте терроризма, даже если это психически нездоровые люди или несовершеннолетние. По убеждению сотрудников ведомства, в случае, если человек болен, он должен быть направлен судом на принудительное лечение, если же преступление совершил несовершеннолетний, то убытки государству и коммерческим структурам должны компенсировать родители, а сам ребенок должен быть поставлен на учет в полицию.

Любой абонент для правоохранителей доступен

«Но не только страх неминуемой ответственности должен дисциплинировать граждан, - считает Владимир Логинов. - Нужно включать голову и руководствоваться здравым смыслом. Современные технические средства и технологии, которыми располагают спецслужбы, позволяют вычислить практически любого злоумышленника. Любой абонент для нас доступен. Уголовная дело и судимость могут испортить всю дальнейшую биографию горе-шутника. Он не сможет устроиться на нормальную работу и тем более - занимать руководящую должность. До конца жизни он будет в поле зрения правоохранительных органов».

Да и для общества судимость - это клеймо. С обвиняемым, проходившем по уголовному делу, немногие захотят иметь какие-либо отношения. Вот так легко - всего лишь взяв трубку и сказав несколько слов - можно перечеркнуть всю карьеру и дальнейшую жизнь. «Никто не отменял элементарной бдительности, - заключает Владимир Логинов. Если где- то вы увидели подозрительную бесхозную сумку или странно ведущих себя людей, то позвонить в полицию или на телефон доверия ФСБ можно и нужно. Но если вы хотите так «пошутить» или кого-то проучить, то будьте готовы к уголовной ответственности и реальному тюремному сроку».

Виталий ЦВЕТКОВ

ФСБ отменила «фейерверк»

Мособлсуд вынес приговор по делу о подготовке теракта в мытищинском «Ашане»

25 декабря Мособлсуд вынес обвинительный приговор террористам, готовившим взрыв в гипермаркете «Ашан-Алтуфьево» (Мытищинский район, 84-й километр МКАД). Спецслужбы предотвратили взрыв, планировавшийся на День согласия и примирения 7 ноября 2012 г., а двое его несостоявшихся организаторов Мурад Магамедов и Феруз Назаров получили длительные тюремные сроки и штрафы.

Оперативникам Управления ФСБ по Москве и Московской области удалось предотвратить теракт в торговом центре благодаря тому, что его организаторы засветились с экстремистскими публикациями в интернете и активно продвигали идеи радикального исламизма среди коллектива самого «Ашана-Алтуфьево», где работали мерчендайзерами.

В обвинительном заключении говорится, что правоохранительные органы разыскивали Мурада Магамедова с 2010 года. Тогда он вместе со своим двоюродным братом Эльдаром Рамазановым проживал в Дагестане. 4 октября 2010 г. «для дестабилизации обстановки» братья обстреляли из пулемётов и револьверного гранатомёта контрольно-заградительный милицейский пост Дербента, а несколькими днями позже - здание ОВД города Дербента. Сотрудники правоохранительных органов и мирные жители тогда не пострадали, материального ущерба нанесено не было, но беспокойства избежать не удалось.

Как рассказал источник в правоохранительных органах, Магамедов и Рамазанов предположительно входили в группировку боевиков, подчинявшуюся диверсионно-террористической организации «Южная». Ее возглавлял амир Южного Дагестана Гасан Абдуллаев (мусульманское имя - Абу-Ясир). Эта организация известна прежде всего попытками подрыва «Сапсана» в Подмосковье и организации теракта в День Победы в Одинцово. Оба этих теракта были предотвращены./

Чтобы скрыться от следствия, Магамедов в конце 2010 года переехал жить в Москву к своей матери. А Рамазанова правоохранительные органы задержали в апреле 2011 года в Махачкале с гранатометом и 17 снарядами к нему. За незаконное хранение оружия и участие в деятельности незаконного вооруженного формирования тот получил 2,5 года тюрьмы.

Переехав в Московский регион, Мурад Магамедов в 2011 году устроился работать в торговый центр «Ашан-Алтуфьево», что находится на территории Мытищинского района на 84-м километре МКАД. Он сумел убедить начальство организовать в подсобном помещении торгового центра молельную комнату для мусульман - сотрудников магазина, которым под предлогом изучения религиозной литературы стал проповедовать идеи исламского фундаментализма. Именно там он и нашёл единомышленников, познакомившись с Ферузом Назаровым (он бежал в Москву из Узбекистана, где его разыскивали за экстремистскую деятельность), а также с другими молодыми людьми с Кавказа и из Средней Азии. Им он внушал необходимость отделения Северного Кавказа от России с целью организации на его территории независимого исламского государства. Как говорится в обвинительном заключении. «Магамедов распространял идеи ваххабизма, основанные на искаженных нормах классического ислама и оправдывающих для достижения целей совершение терактов, устрашение населения и гибель людей». Созданное Магамедовым экстремистское сообщество получило название «Моджахеды джамаата Ат-Тавхида валь-Джихад». При этом Магамедов присвоил себе позывной «Раббани», а Назаров - «Абдурахман».

Помимо этого, в свободное от работы время Магамедов создал и администрировал три сайта экстремистской направленности в интернете и свой канал на YouTube. Там он размещал видеоматериалы и тексты, призывавшие к «войне с неверными».

Чтобы заявить о себе, осенью 2012 года участники группировки решили совершить теракт. Его планировалось устроить в День согласия и примирения 7 ноября, что, по их мнению, должно было обеспечить гарантированное привлечение внимание органов государственной власти и СМИ, и как следствие создать устрашающий резонанс в обществе. Дополнительно планировалось разместить на Интернет-ресурсах специальное видеообращение от имени «Моджахедов джамаата Ат-Тавхида валь-Джихад» с заявлением о взятии на себя ответственности за теракт. В дальнейшем планировалось использовать это название как своеобразный узнаваемый бренд группировки при совершении преступлений. Оперативники ФСБ не исключают, что действовать они могли по указанию Абу-Ясира.

Однако после конфликта с руководством торгового центра в начале ноября 2012 г., то есть всего за несколько дней до символичной даты, когда Магамедов и Назаров планировали совершить теракт, они и еще несколько их единомышленников были уволены из «Ашана», что побудило их действовать решительно и немедленно.

Магамедов скачал из интернета несколько рецептов изготовления взрывчатых веществ и взрывных устройств, на базе, которых обучил своих единомышленников основам подрывного дела. В 150 метрах от гипермаркета будущие террористы оборудовали тайник, где хранили компоненты для изготовления взрывного устройства, созданного на основе аммиачной селитры. 5 ноября 2012 года Магамедова вместе с Назаровым провели испытание самодельной бомбы в лесу неподалеку от «Ашана». Тестирование прошло успешно, и сообщники по той же технологии собрали гораздо более мощное взрывное устройство, которое для увеличения поражающего воздействия начинили килограммом 35-мм саморезов. Как установило следствие и суд, его и планировалось привести в действие в торговом комплексе.

Но за день до запланированного теракта оперативники ФСБ задержали Магамедова и Назарова в Лобне, где они проживали. При досмотре у друзей обнаружили гранату, патроны и наркотики. А на их телефонах и компьютерах содержались, в частности, рецепты взрывчаток, видеозаписи совершенных ранее обстрелов блокпоста и отделения полиции и запрещенные материалы экстремистской направленности.

Гособвинение просило для Магомедова и Назарова 20 и 14 лет колонии строгого режима соответственно. Но суд учел, что подельники признали свою вину и сотрудничали со следствием. В итоге Магамедов получил 12 лет колонии строгого режима и 100 тыс. руб. штрафа, а Назаров - 9,5 лет и штраф в размере 30 тыс. руб.

Виталий ЦВЕТКОВ

Памятка о порядке действий при обнаружении подозрительного предмета, который может оказаться взрывным устройством

Порядок действий при обнаружении подозрительного предмета:

  • Категорически запрещается трогать, вскрывать, передвигать или предпринимать какие-либо иные действия с обнаруженным предметом.
  • Не рекомендуется использовать мобильные телефоны и другие средства радиосвязи вблизи такого предмета.
  • Необходимо немедленно сообщить об обнаружении подозрительного предмета в полицию или иные компетентные органы по телефонам:
  • 8 (499) 194-11-85 – телефон дежурной части УВД по СЗАО ГУ МВД России по г.Москве.
  • 8 (495) 491-07-10 – телефон дежурной части отдела по СЗАО УФСБ России по г.Москве и Московской области.

В общественном транспорте:

Если вы обнаружили забытую или бесхозную вещь в общественном транспорте:

  • Опросите людей, находящихся рядом. Постарайтесь установить, чья она и кто ее мог оставить.
  • Если её хозяин не установлен, немедленно сообщите о находке водителю.

В подъезде жилого дома:

Если вы обнаружили неизвестный предмет в подъезде своего дома:

  • Спросите у соседей. Возможно, он принадлежит им.
  • Если владелец предмета не установлен – немедленно сообщите о находке в компетентные органы.

В учреждении:

Если вы обнаружили неизвестный предмет в учреждении, организации:

  • Немедленно сообщите о находке администрации или охране учреждения.
  • Зафиксируйте время и место обнаружения неизвестного предмета.
  • Предпримите меры к тому, чтобы люди отошли как можно дальше от подозрительного предмета и опасной зоны.
  • Дождитесь прибытия представителей компетентных органов, укажите место расположения подозрительного предмета, время и обстоятельства его обнаружения.
  • Не паникуйте. О возможной угрозе взрыва сообщите только тем, кому необходимо знать о случившемся.

Также необходимо помнить, что внешний вид предмета может скрывать его настоящее назначение. На наличие взрывного устройства, других опасных предметов могут указывать следующие признаки:

Признаки взрывного устройства:

  • Присутствие проводов, небольших антенн, изоленты, шпагата, веревки, скотча в пакете, либо торчащие из пакета.
  • Шум из обнаруженных подозрительных предметов (пакетов, сумок и др.). Это может быть тиканье часов, щелчки и т.п.
  • Наличие на найденном подозрительном предмете элементов питания (батареек).
  • Растяжки из проволоки, веревок, шпагата, лески;
  • Необычное размещение предмета;
  • Наличие предмета, несвойственного для данной местности;
  • Специфический запах, несвойственный для данной местности.

Документальный фильм «Антология антитеррора»